Сделаем города удобными для жизни!

Я знаю, как примирить меня с велосипедистами на городских улицах. Достаточно просто ввести для них нормальные правила:

  • Исключительно платные парковки для велосипедов. Учитывая размер, в четверть цены автопарковки, меня устроит.

  • Мгновенная эвакуация брошенных или неправильно запаркованных велосипедов, эвакуацию оплачивает владелец велосипеда.

  • Нещадные штрафы за нарушение правил дорожного движения. В частности, за превышение скорости (20 кмч на периферийных улицах).

  • Расстояние между проезжающим велосипедистом и идущим пешеходом из соображений безопасности должно быть не меньше метра. Иначе штраф.

  • Без налогов и обязательного страхования велосипедов я как-нибудь переживу, но сертификация, платный техосмотр раз в два года и требование смены шин на зимние/летние - без этого никуда.

Вот как-то так.
Сделаем города удобными для жизни!

Я тебя породил, я тебя и убью...

Захотелось внезапно сравнить Маттео Фальконе и Тараса Бульбу. Вроде, оба замочили сыновей - Андрия и Фортунато, оба - за предательство. При этом Мериме и Гоголь писали свои вещи примерно в одно время. "Тарас Бульба" в первой редакции был напечатан в 1835 году, "Маттео Фальконе" - шестью годами раньше.
И тут выясняется принципиальное различие.

Тарас убивает сына за предательство Родины с большой буквы. Не в географическом, конечно, смысле, не то время, а в национальном - это в первую очередь сечь, как казацкое сообщество и православие. ("Так продать? продать веру? продать своих?")
Маттео шлёпает Фортунато, во-первых, без лишних слов, во вторых, совершенно за другое - предательство чести семьи, рода. Ничего глобального, наоборот, мальчик вполне себе исполнил свой гражданский долг.

При этом у Андрия есть оправдание - любовь, и всё равно Гоголь толсто намекает, что любовь к родине несколько важнее. У Фортунато (если забыть о его возрасте) нет оправдания в привычной мне этической парадигме, он не испугался, не был переубеждён, он тупо погнался за дорогими часами - парень шёл к успеху. И несмотря на это Мериме по моим ощущениям сочувствует Фортунато, а Гоголь Андрию не особо.

Никаких выводов, просто прикольно задуматься над идеологией и ментальностью.

"Undoing"/"Отыграть назад"

Досмотрели "Undoing".

Нет, я знаю анекдот про "если вы никогда не били женщину, значит вы просто не встретили ту, единственную", но снять по нему целый сериал... :-)

А вообще отличный детектив с отличными актёрами, в том числе и вне детективной составляющей. Когда в первой серии показывали мамаш из частной школы - я прям каждую уже видел. Полицейские прелестны, адвокатша - душка, дедушка Сазерленд - вообще огонь.

Если кто ещё не, рекомменд.

Тонкости настроек облака в системах с тупорылой прокладкой между стулом и монитором.

Я когда-то рассказывал про нашу альтернативно умную секретаршу, а тут выяснилось, что я и сам умею не по-детски тупить.

Мы в бюро перенесли наши данные в облако, подсоединили это дело через webdav и стали пользоваться.
На третий день Штирлиц заметил, что у него не хватает нескольких экселей, которые он добросовестно ежедневно обновлял. Думаю: наверное забыл сделать. Сделал заново, причём чувствую, что эти числа я уже где-то видел, но ладно. Запомнил. Лезу в облако - хрен там. Вышел из папки, зашёл, обновил, переподсоединил облачный диск, перезапустил комп, помолился. Ни фига. Запоминаю файл локально, копирую руками в облако - всё зашибись. Запоминаю эксель из экселя - облом. У коллег всё работает нормально.

Короче, выяснилось, что у меня тихой сапой открылся MS Office Upload Center. А так как я не знал, что это за хрень, я нажал на него и остановил. Мало ли всяких окошек выползает. В результате все мои MS-офисные файлы подвисали в нём, как в чистилище, и ждали, когда же я им дам сигнал, что пора в небеса.

Час жизни, который чуть не вернул мне веру в магию :-)

* * *

Дочка рисует. И в каком-то разговоре об относительности красоты донесла она до нас концепцию о том, что в субъективно правильном лице какие-то там расстояния должны быть одинаковыми. После чего схватила линейку и стала проверять на нас.
- Вот, - говорю, - до чего немецкая школа доводит. Всего восьмой класс, а уже начала черепа людям измерять.